Изменить размер шрифта - +

     - Я уже слышал об этом, - сказал Андре-Луи.
     -  Ты  говоришь  таким  тоном, словно не находишь в этом ничего
удивительного, - упрекнул его друг.
     -  Я  не  способен  удивляться  зверским  поступкам, совершенным
зверем. А то, что де Латур д'Азир - зверь, известно всем. Со стороны
Маби было весьма глупо воровать у него фазанов. Уж лучше бы воровал у
кого-нибудь другого. - И это все, что ты можешь сказать?
     - А что еще? Надеюсь, у меня достаточно практический склад ума.
     -  Что  еще? Вот  это  я  намерен  высказать  твоему крестному,
господину де Керкадью. Я обращусь к нему за правосудием.
     - Против маркиза де Латур д'Азира? - поднял брови Андре-Луи.
     - А почему бы и нет?
     - Мой дорогой наивный Филипп, волки не пожирают волков.
     - Ты несправедлив к своему крестному. Он человек туманный.
     - Изволь. Я не спорю. Но дело здесь не в гуманности, а в законах
об охоте.
     Господин  де Вильморен в раздражении воздел длинные руки к небу.
Он   был   высокий, стройный  молодой  человек)  годом-двумя  младше
Андре-Луи. Как  и  подобает семинаристу, на нем было скромное черное
платье  с  белыми манжетами и воротником и черные туфли с серебряными
пряжками. Его  каштановые, незнакомые с пудрой волосы были аккуратно
перевязаны лентой.
     - Ты говоришь, как законник.
     -  Естественно. И значит, не стоит попусту тратить на меня гнев.
Лучше скажи, чего ты от меня хочешь.
     -  Я  хочу, чтобы  ты  пошел  со мной к господину де Керкадью и
употребил  все  свое  влияние, чтобы добиться правосудия. Или я прошу
слишком многого?
     -  Мой  милый  Филипп, цель моего существования - служить тебе.
Предупреждаю, твой  рыцарский  порыв  ни  к чему не приведет. Однако
позволь мне позавтракать, и я в твоем распоряжении.
     Господин  де  Вильморен  опустился в просторное высокое кресло у
опрятного  очага, в котором пылали сосновые поленья, и, ожидая, когда
его  друг  кончит  завтракать, рассказал  ему о последних событиях в
Рене. Молодой, пылкий, охваченный  энтузиазмом  и  вдохновленный
утопическими  идеалами, он  страстно обличал возмутительную позицию,
занятую привилегированными классами.
     Будучи   доверенным   лицом   дворянина  и  принимая  участие  в
обсуждении  вопросов, волнующих дворянство, Андре-Луи прекрасно знал
настроения  и  чувства  этого сословия и потому в рассказе Филиппа не
услышал   ничего   нового. Явное   нежелание  друга  разделить  его
негодование возмутило господина де Вильморена.
     -  Разве  ты  не  понимаешь, что  это  значит? - вскричал он. -
Оказывая  неповиновение королю, дворянство подрывает основание трона.
Неужели  они  не сознают что от трона зависит само их существование и
если  он  падет, то  погребет под собой тех, кто к нему ближе всего?
Неужели они не видят этого?
     -  Очевидно, нет.
Быстрый переход
Мы в Instagram