Изменить размер шрифта - +

   На замке свода над входной дверью грубой рукой ремесленника были выбиты
слова:

   Matronae hospites

   И надпись, и самый камень уже порядком обветшали.
   Жуаез постучался в окошечко и велел  отвести  своих  лошадей  на  улицу
Мармузе, опасаясь, чтобы их присутствие  у  ворот  монастыря  не  наделало
излишнего шума.
   Затем он постучался в решетку вращающейся дверцы.
   - Будьте добры  предупредить  госпожу  настоятельницу,  что  герцог  де
Жуаез, главный адмирал Франции, хочет с ней говорить от имени короля.
   Появившееся  за  решеткой  лицо  монахини  покраснело   под   иноческой
косынкой, и решетка снова закрылась.
   Минут через пять открылась дверь, и Жуаез вошел в приемную.
   Красивая статная женщина низко склонилась перед Жуаезом. Адмирал  отдал
поклон, как человек благочестивый и в то же время светский.
   - Сударыня, - сказал  он,  -  королю  известно,  что  вы  намереваетесь
принять или уже приняли в число своих питомиц  одну  особу,  с  которой  я
должен побеседовать. Соблаговолите  предоставить  мне  возможность  с  ней
встретиться.
   - Как имя этой дамы, сударь?
   - Я его не знаю, сударыня.
   - Тогда как же я смогу исполнить вашу просьбу?
   - Нет ничего легче. Кого вы приняли за последний месяц?
   - Вы слишком определенно или уж чересчур  неточно  указываете  мне  эту
особу, - сказала настоятельница, - я не могу исполнить вашего желания.
   - Почему?
   - Потому что за последний месяц я никого не принимала, если не  считать
сегодняшнего утра.
   - Сегодняшнего утра?
   - Да, господин герцог, - и вы сами понимаете, что ваше появление  через
два часа после того, как прибыла она,  слишком  похоже  на  преследование,
чтобы я разрешила вам говорить с нею.
   - Сударыня, я прошу вас.
   - Это невозможно, сударь.
   - Покажите мне только эту даму.
   - Говорю вам - невозможно... К тому же, хотя  вашего  имени  достаточно
было, чтобы  открыть  вам  дверь  моей  обители,  для  разговора  здесь  с
кем-либо, кроме меня, надо предъявить письменный приказ короля.
   - Вот он, сударыня,  -  ответил  Жуаез,  доставая  письмо,  подписанное
Генрихом.
   Настоятельница прочитала и поклонилась.
   - Да свершится воля его величества, даже  если  она  противоречит  воле
божией.
   И она пошла к выходу в монастырский двор.
   - Теперь, сударыня, -  сказал  Жуаез,  учтиво  останавливая  ее,  -  вы
видите, что я в своем праве. Но я не хочу  злоупотреблять  им  и  опасаюсь
ошибки. Может быть, эта дама и не та, кого я  ищу.  Соблаговолите  сказать
мне, как она к вам прибыла, по какой причине и кто ее сопровождал?
   - Все это излишне, господин герцог, - ответила настоятельница, - вы  не
ошиблись. Дама, прибывшая лишь сегодня утром, хотя мы ожидали ее  еще  две
недели назад, и  рекомендованная  мне  одним  лицом,  которому  я  всецело
подчиняюсь, дама эта действительно та особа, к которой у господина герцога
де Жуаеза может быть дело.
Быстрый переход