Loading...
Изменить размер шрифта - +

    -  Вот так-то, - сказал Калашников и развалился в кресле, потянувшись всем телом. - А ты говоришь - «ва-аши проблемы»!

    -  Так ваши и есть, - ответил Макаров. - Человечество-то от твоих рассуждений даже не почешется.

    -  Это верно, - вздохнул Калашников. - Человечеству на меня наплевать с высокого дерева. Как, впрочем, и на самое себя.

    Он взял со стола последний кусок торта, долил в стакан кипятку, выцедив чайник до донышка.

    -  Надо бы еще вскипятить, - заметил Макаров. - У нас тут хлеб имеется. И шоколадная паста!

    -  Надо - вскипятим, - согласился Калашников. Он поставил чайник на видавшие виды тумбочку и воткнул вилку в обмотанную синей изолентой розетку.

    Короткое замыкание, подумал он в следующее мгновение, оказавшись в полной темноте. Хотя нет, были бы искры.

    -  Это еще что такое? - спросил Калашников в темноту.

    -  Так ядерный дождь, - ехидно ответил Макаров. - Как и было предсказано!

    -  Ядерный снег, - фыркнул Калашников. - До полного обледенения проводов. У тебя фонарик какой-нибудь есть?

    -  Только спички, - ответил Макаров. - Ты посиди, я сейчас что-нибудь придумаю.

    Устроим вечер со свечами, подумал Калашников. Как в добрые старые времена, когда все мы были молоды, зачитывались фантастикой и твердо верили, что еще при нашей жизни на Земле будет построено светлое будущее.

    Макаров чиркнул спичкой и направился к выходу, отбрасывая на стены и потолок гигантскую черную тень.

    -  А свечи? - сварливо сказал Калашников.

    -  Приносите - зажжем, - ответил Макаров. Он задул догоревшую спичку, чиркнул второй. Затем отворил дверь на лестницу. - Ура! Я вижу свет!

    -  Свет? - удивился Калашников. - Значит, это только нас обесточили?!

    -  Да нет, у соседей тоже темно, - ответил Макаров. - Погоди, я сейчас…

    Любопытство пересилило усталость. Калашников осторожно поднялся, нащупал по правую руку от себя стеллаж с книгами и маленькими шагами двинулся к выходу.

    В распахнутую настежь дверь действительно просачивался свет. Калашников сделал еще два шага и услышал снаружи блеющий звук, которым Макаров обычно выражал крайнее удивление:

    -  Э-э-э?!

    -  Ме-е-е! - отозвался Калашников, пригнул голову и выскочил на лестничную площадку. Макаров стоял наверху, около двери в подъезд, одной рукой опираясь на стену. Лицо его было освещено ярким солнечным светом.

    Э, нет, ошеломленно подумал Калашников. Декабрь, восемь вечера; какое тут, к черту, солнце?!

    2.

    Макаров толкнул дверь, и она распахнулась наружу, не встретив никакого сопротивления. В прямоугольном проеме Калашников увидел яркое синее небо, по которому стремительно неслись маленькие курчавые облака.

    -  Вот блин… - сказал Макаров, пятясь от распахнутой двери.

    -  Что там такое? - спросил Калашников.

    -  А сам посмотри, - загадочно ответил Макаров. Он спустился еще на две ступеньки, повернулся боком и прислонился к стене. - Держу пари, такого ты даже на видео не видел.

    -  Кинопередвижка приехала? - предположил Калашников, поднимаясь к свету. - Или мы пропьянствовали всю зиму, даже не заметив…

    Калашников замолчал, разглядев то, что находилось за дверью.

Быстрый переход