Изменить размер шрифта - +
Макаров громко хмыкнул. Он заметил, что рука Калашникова шарит по стене в поисках опоры.

    -  Позвольте, - пробормотал Калашников, протягивая палец в сторону синего неба. - На этом месте только что был двор!

    -  А внизу - город, - поддакнул Макаров.

    -  Внизу? - переспросил Калашников и поднялся еще на ступеньку. - Э-э-э!

    Поднимаясь по лестнице, Калашников уже понял, что дверь подвала открывается в пустоту. Но только сейчас, вцепившись в покрытый облупившейся краской наличник, получив в лицо упругий порыв теплого ветра, увидев под ногами маленькие, словно игрушечные, сосны, Калашников наконец понял, что произошло. Подвал, вырванный неведомой силой из промерзшей пермской земли, висел высоко в воздухе над неизвестной страной.

    Калашников сжал дрогнувшие губы и посмотрел на Макарова. Тот молча скрестил руки на груди.

    Допрыгался, подумал Калашников.

    Черт знает что делается, подумал Макаров.

    -  Слушай, - сказал Калашников, проследив изгиб поблескивавшей за соснами реки. - А ведь это Кама!

    -  И я думаю, что Кама, - ответил Макаров. - Кама на месте, а вот город куда-то подевался.

    Калашников взялся за наличник обеими руками и высунул голову наружу.

    -  Между прочим, - сообщил он Макарову, - мы висим в точности над тем местом, где стоял твой подвал. Слева - Усть-Качка, справа - Стрелка! А следовательно…

    Он посмотрел вниз и вдруг замолчал.

    -  Что там? - нервно спросил Макаров.

    -  Твоя очередь, - ответил Калашников, втаскивая себя обратно в подвал. - Посмотри и скажи, на что это больше всего похоже.

    Макаров встал на колени, взялся одной рукой за косяк, другой уперся в узкую полоску бетонного пола у самого края пропасти и, вытянув шею, посмотрел вниз.

    Больше всего это походило на лунный кратер, неизвестно как очутившийся в сосновом бору. Идеально круглая чаша кратера была заполнена тончайшей серой пылью, от одного взгляда на которую начинало рябить в глазах. Вздымавшиеся на уровень окрестных сосен стенки кратера были отполированы до зеркального блеска; бурлившая внутри кратера пыль поминутно взлетала по этим стенкам до половины их высоты и скатывалась обратно, не оставляя следов. Несмотря на довольно сильный ветер, над кратером висели клочья серого тумана, медленно вращавшиеся вокруг центра.

    Макаров затряс головой и ввалился обратно в подвал. Молча сел на ступеньку, достал из кармана портсигар, вытащил сигарету.

    -  Похоже, мы крепко влипли, - сказал он, чиркая спичкой. - Больше всего это похоже на взбесившуюся хроноквантовую пену.

    -  Начитался фантастики, и доволен, - пробурчал Калашников, который и сам знал немало мудреных слов. - Лучше скажи, где это мы очутились? В бреду, в прошлом, в будущем или в какой-то параллельной реальности?

    -  А какая, собственно, разница? - пожал плечами Макаров и сделал глубокую затяжку. - Сделать-то мы все равно ничего не можем! И насчет бреда не очень-то обольщайся. Бред, он совсем по-другому выглядит…

    -  Это у тебя по-другому, - возразил Калашников. - А по мне - так в самый раз. Черт, да что же это такое! Ведь всю жизнь мечтал о чем-то подобном, а в голове всякая ерунда крутится. Мне же с заказчиком завтра встречаться, в десять утра; и за квартирой присмотреть некому…

    Он уселся в проеме, свесил ноги в пустоту и привалился к дверному косяку:

    -  Дай, что ли, сигарету!

    -  Да ты ж не куришь, - напомнил Макаров.

Быстрый переход