Loading...
Изменить размер шрифта - +

Проезжайте!

Он пошел вперед них, показывая путь. Когда они приблизились к комендатуре, дверь открылась и из нее вышел Кэлхаун. В каждой руке он держал по револьверу.

– Кого это ты приволок, черт тебя возьми, Бенсон! – свирепо посмотрел он на подчиненного.

– Говорят, что с поезда, босс!

Дикин направил свой револьвер на Марику и Клэрмонта. – Слезайте вы, оба! – он повернулся к Кэлхауну. – Вы Сепп Кэлхаун? Войдемте, надо поговорить.

В ответ Сепп наставил на него оба револьвера.

– Только не так быстро, мистер! Вы‑то кто такой?

Дикин с раздражением в голосе прорычал:

– Я Джон Дикин! Меня послал Натан Пирс.

– А кто это может подтвердить?

– Они! – он показал на уже спешившихся Марику и Клэрмонта. – Вот мой паспорт! Заложники! Гарантия! Называйте их как хотите! Натан приказал мне захватить их с собой в качестве доказательства.

– Я видывал доказательства и получше этих! – уже менее агрессивно сказал Кэлхаун.

– Вот как? В таком случае познакомьтесь. Полковник Клэрмонт, ехавший в этом поезде на смену коменданту, и мисс Марика Фэрчайлд, дочь нынешнего коменданта!

Глаза Кэлхауна расширились от удивления, револьверы дрогнули в его руках, но он мгновенно овладел собой.

– Мы еще посмотрим, кто есть кто! Входите!

Он и Бенсон пропустили всех троих вперед, держа их под прицелом.

Когда дверь открылась, полковник Фэрчайлд от изумления подскочил на стуле.

– Маричка! Дочурка моя! Полковник Клэрмонт?

Марика, хромая, бросилась к отцу на шею.

– Девочка, родная моя! Что они с тобой сделали? И как ты здесь очутилась?

– Ну что, убедились? – рявкнул Дикин на Кэлхауна.

– Да... вроде бы все в порядке... Только я никогда не слышал о Джоне Дикине.

Джон сунул свой револьвер под куртку и этот мирный жест успокоил Кэлхауна.

– А кто, по‑вашему, раздобыл эти четыре винтовки из Винчестерского арсенала?

Дикин видел, что превосходство уже на его стороне и спешил использовать его в своих целях. – Ради бога, приятель, не теряйте зря времени. Дела плохи, очень плохи! Все испортил ваш дружок, Белая Рука. Он погиб. О'Брайен тоже. Пирс тяжело ранен. Поезд захвачен солдатами и когда они его снова пустят...

– Белая Рука... О'Брайен... Пирс!

Дикин повелительно кивнул в сторону Бенсона.

– Велите ему подождать снаружи.

– Снаружи? – Кэлхаун, похоже, потерял способность соображать.

– Ну да! Я должен сообщить вам еще более важное! Но только вам одному!

Кэлхаун с отчаянием произнес:

– Что может быть еще хуже, чем то, что вы мне сообщили?

– Кое‑что...... вот это, например! – в руке Дикина вновь появился револьвер, который он приставил к голове Кэлхауна. Второй рукой он быстро выхватил у остолбеневшего бандита револьверы и передал один из них Клэрмонту, который тотчас же направил его на бывшего владельца. Вытащив нож, Дикин мгновенно перерезал веревки, которыми были связаны руки полковника Фэрчайлда, и положил второй револьвер Кэлхауна на стол перед комендантом. – Это вам! Как только придете в себя, возьмите его! Сколько у Кэлхауна людей, не считая вышедшего Бенсона?

– Именем господа бога, скажите, кто вы?

Дикин схватил Кэлхауна за воротник и снова обратился к коменданту:

– Сколько у Кэлхауна бандитов?

– Двое... Кармоди и Хэррис... так он их называет...

Дикин повернулся и сильно ударил Кэлхауна револьвером в область печени. Тот вскрикнул от боли. Дикин ударил еще раз, а потом устало проронил:

– Ваши руки Кэлхаун, обагрены кровью десятков людей.

Быстрый переход