Книги Классика Джон Фаулз Волхв страница 2

Loading...
Изменить размер шрифта - +
Герой Анри Фурнье, не в пример моему
персонажу, явственно и безобманно молод.
     Второй образец, как ни покажется странным, - это, бесспорно, "Бевис"
Ричарда Джеффриса(1), книга, покорившая мое детское воображение. Писатель, по-
моему, формируется довольно рано, сознает он это или нет; а "Бевис" похож на
"Большого Мольна" тем, что сплетает из повседневной реальности (реальности
ребенка предместий, рожденного в зажиточной семье, каким и я был внешне) новую,
незнакомую. Говорю это, чтобы подчеркнуть: глубинный смысл и стилистика таких
книг остаются с человеком и после того, как он их "перерастает".
     Третью книгу, на которую опирается "Волхв", я в то время не распознал, а
ныне выражаю благодарность внимательной студентке Ридингского университета,
написавшей мне через много лет после выхода романа и указавшей на ряд параллелей
с "Большими ожиданиями". Она и не подозревала, что это единственный роман
Диккенса, к которому я всегда относился с восхищением и любовью (и за который
прощаю ему бесчисленные погрешности остальных произведений); что, работая над
набросками к собственному роману, я с наслаждением разбирал эту книгу в классе;
что всерьез подумывал, не сделать ли Кончиса женщиной (мисс Хэвишем) - замысел,
отчасти воплощенный в образе г-жи де Сейтас. В новую редакцию я включил
небольшой отрывок, дань уважения этому неявному образцу.
     Коротко о паре более заметных отличий. В двух эпизодах усилен элемент
эротики. Я просто наверстал то, на что ранее у меня не хватало духу. Второе
изменение - в концовке. Хотя ее идея никогда не казалась мне столь
зашифрованной, как, похоже, решили некоторые читатели (возможно, пото-
     ----------------------------------------
     (1) Роман "Бевис. История одного мальчика" (1882) - самое популярное
произведение писателя и натуралиста Ричарда Джеффриса. В этой пространной книге
скрупулезно описывается пребывание малолетнего героя на родительской ферме.
Большую часть времени мальчик предоставлен самому себе; фермерский надел для
него превращается в замкнутую, таинственную страну, населенную растениями,
животными и даже демонами.
[8]
му, что не придали должного значения двустишию из "Всенощной Венере"(1), которым
завершается книга), я подумал, что на желаемую развязку можно намекнуть и
яснее... и сделал это.
     Редкий автор любит распространяться об автобиографической основе своих
произведений - а она, как правило, не исчерпывается временем и местом написания
книги, - и я не исключение. И все же: мой Фраксос ("остров заборов")
     - на самом деле греческий остров Спеце, где в 1951-1952 годах я преподавал
в частной школе, тогда не слишком похожей на ту, какая описана в книге. Пожелай
я вывести ее как есть, мне пришлось бы написать сатирический роман(2).
     Знаменитый миллионер, купивший участок острова, не имеет никакого отношения
к моему, вымышленному; г-н Ниархос появился на Спеце гораздо позже. А прежний
владелец виллы Бурани, чьими внешностью и роскошными апартаментами я
воспользовался в романе, ни в коей мере не прототип моего персонажа, хотя,
насколько мне известно, это становится чем-то вроде местного предания. С тем
джентльменом, другом старика Венизелоса, мы виделись лишь дважды, оба раза
мельком. Запомнился мне его дом, а не он сам.
     По слухам, - мне бывать там больше не доводилось, - сейчас Спеце совсем не
тот, каким я изобразил его сразу после войны.
Быстрый переход