Изменить размер шрифта - +
Той„ гостеприимно пригласил в дом, и Мамонт, подхватив Ингу на
руки, понес было ее к крыльцу, однако она выкрутилась, вырвалась, и
сбросив с ног одеяло и шапку, пошла по снегу в носках. Шла как по стеклу,
хватая руками воздух, возле крыльца качнулась - Мамонт успел подхватить и
насильно уже втащил Ингу в дом. Сразу пахнуло жаром от русской печи,
свежеиспеченным хлебом и тонким, но пронзительным запахом, никак не
сообразуемым с русской избой - запахом благовоний. На столе, укрепленные в
подсвечнике, курились три тонкие палочки.
  - Это ваш дом, Мамонт!- весело сообщил Той„ и, сунувшись за перегородку,
вывел за руку молодую восточную женщину, национальность которой невозможно
было определить ни по облику, ни по одежде.
  - А это - Айога, ваша служанка,- добавил он, поднимая пальцем покорно
опущенную голову.- Сегодня приводите себя в порядок, отдыхайте. Завтра
увидимся.
  Хозяин оказался ненавязчивым и, на первый взгляд, не напористым человеком.
Как только он покинул дом, служанка мгновенно ожила, радостно улыбнувшись.
  - Прошу, снимайте одежду, располагайтесь,- по-русски говорила безупречно,-
Здесь все для вас.
  Мамонт потянул было фуфайку с плеч и ощутил тяжесть пистолета в кармане:
повесишь на вешалку - может тут же пропасть. Лучше спрятать...
  - Той„ рекомендовал нам горячий источник,- сказал он.- Мы бы
воспользовались случаем...
  - Да, пожалуйста!- воскликнула Айога.- Я возьму чистую одежду и отведу вас
на воды.
  Она бросилась к шкафу, вынула аккуратные пачки белья, выбрала нужное.
  - А какие воды в вашем источнике?- деловито спросил Мамонт, наблюдая за
служанкой.
  - Родоновые,- охотно пояснила она.- Но очень слабые и безопасные.
Температура - до семидесяти градусов... Вас не смутит, если я дам простые
полотняные рубашки?
  - Прекрасно,- будто бы обрадовался он и, нащупав руку Инги, сжал ладонь,
она повела глазами - независимый и бесстрастный взгляд...
  Должно быть, когда-то на берегу речки нефтяники пробурили скважину, а
вместо черного золота ударил фонтан горячей воды. В полу посреди бани
торчала толстая обсадная труба, из которой изливался мощный полуметровый
столб воды, распадаясь в сверкающий гриб. Вокруг было устроено деревянное
сооружение, напоминающее восьмиугольный бассейн. Стекающая вода с его
бортов падала на решетчатый пол и убегала в речку. В самой бане было
светло - горела лампочка в толстом плафоне, а густой пар возникал вверху,
где-то над крышей, и уносился в небо, как инверсионный след от самолета.
Мамонт рассчитывал, что служанка оставит их и можно будет надежно спрятать
пистолет, однако покорная и предупредительная восточная женщина, почти не
поднимающая глаз выше бороды Мамонта, оказалась без всяких предрассудков
и, к тому же, всевидящей. Стоило ему чем-то заинтересоваться, как она тут
же принималась давать объяснения. Похоже, она больше служила Той„, чем
прислуживала гостям.
  Айога сбросила с себя одежду - в бане было жарко и влажно, и стала
придвигать чисто отскобленные лавки под изливающийся из бассейна поток.
  - Прошу вас, раздевайтесь! Вам помочь? Мамонт снял с Инги верхнюю одежду,
стащил свитер - она только блистала глазами, но едва прикоснулся к брюкам
- ударила по рукам.
  - Я сама! Не трогай меня! Отойди!
  - С удовольствием,- буркнул Мамонт и ушел в другой угол.
  Инга, лежа на лавке, пыталась снять тесные брюки, но пальцы с
полопавшимися пузырями не слушались, а распухшие ноги уже не проходили в
штанины. Айога все это видела, но бросилась на помощь не сразу.
Быстрый переход