Изменить размер шрифта - +
Пока она
разрезала ножом джинсы и осторожно высвобождала из них строптивую
спутницу, Мамонт разделся и между делом подыскал место для пистолета - под
нижним венцом, куда убегала вода: всегда можно достать с улицы. Когда
служанка понесла Ингу под поток воды, Мамонт спрятал оружие и с
удовольствием лег на лавку. Казалось, на спину полился расплавленный
свинец, огнем загорелись обмороженные ступни и особенно пальцы на ногах.
Он стиснул зубы, положил голову так, чтобы не заливало лицо, и через
несколько минут ощутил неодолимую дремоту. Палящий каскад придавливал к
скамейке, жжение от ног бежало по всему телу и доставало мозга, а он
засыпал и вздрагивал, на какое-то время утрачивая реальность. Айога
хлопотала возле Инги, бережно намыливала, терла ее мочалкой, обмывая под
потоком, и что-то говорила при этом, будто увещевала. И Инга отвечала ей,
но о чем шла беседа, из-за шума воды было не разобрать.
  Эти "охотники" на крупного зверя стелили слишком мягко...
  В момент короткого, минутного сна он неожиданно вспомнил, а точнее, как бы
услышал Стратига:
  - Запад не опасен, Мамонт!.. Опасен непредсказуемый Восток. Россия не
защищена с Востока, ибо там восходит солнце...
  Сон слетел мгновенно! Мамонт сел, ощутив, как быстро и до отказа заводится
внутренняя пружина. Запад был и есть на Урале в виде совместной фирмы
"Валькирия", руководимой шведами. Теперь пришел и Восток...
  Это не просто банда, типа взбунтовавшегося генерала Тарасова, действующего
хоть и профессионально, однако слишком грубо в старании добиться скорого
результата. Восток пришел сюда основательно и, вероятно, давно, сумел
внедриться и обустроиться, благо, что довольно легко маскироваться под
местных жителей. Наверняка несколько лет эти "охотники" жили здесь, не
касаясь Урала, врастали в среду, занимались промыслом крупного зверя...
Это они сейчас предстали перед ним в образе спецназа, подчеркивая тем
самым, что ничего уже не опасаются, ибо полные хозяева в здешнем районе.
  Настал их час, поступила команда...
  Но несмотря на свою пресловутую мудрость, Восток пошел тем же путем, что и
Запад, сделав ставку на Мамонта. Он должен был привести "охотников" к
"сокровищам Вар-Вар".
  Служанка - не гейша ли?- мгновенно оказалась рядом, намыливая
мочалку-рукавицу; здесь нельзя было расслабляться ни на минуту. Мамонт не
дал ей возможности задать вопрос, молча взял из ее руки мыло и стал
намыливать голову...
  Из бани Мамонт нес Ингу на руках, запеленутую в простыни и одеяла, будто
новорожденную. Айога освещала дорогу фонариком. Они подходили к дому,
когда за речкой в белесой от инея тайге неожиданно затрещали короткие
очереди. Эхо забилось в узкой долине, заполнив пространство гулкими и
свистящими щелчками. Мамонт непроизвольно остановился. От соседнего,
хозяйского дома, взвыв мотором, на выстрелы умчался снегоход с двумя
лыжниками на прицепе. Еще двое остались на крыльце - кажется, сыграли
тревогу. Служанка заботливо поторопила Мамонта - вредно после горячей
ванны стоять на улице!
  Он внес притихшую и безвольную спутницу в дом, положил на кровать и стал
снимать пуховик, в который его обрядила Айога после бани: здесь была
предусмотрена каждая мелочь.
  - Вот, возьмите это,- вдруг сказала она, протягивая Мамонту его пистолет.-
Вы обронили возле источника...
  Кажется, Восток предлагал честную игру, во что трудно было поверить.

  Обещанный застольный разговор состоялся на следующий день: можно сказать,
Той„ давал званый обед в честь своей удачной охоты.
Быстрый переход