Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

В молчании, дыша едва,

Ступила Элен раз и два,

Тихонько взоры подняла

И зал глазами обвела,

Еще не ведая, где он,

Чья воля грозная – закон.

Здесь чуть не каждый из вельмож

Обличьем был с монархом схож,

Одеты в бархат все и шелк.

Неясный говор в зале смолк,

И разом шляпы снял весь зал.

Один Фиц‑Джеймс берет не снял.

К нему стремится каждый взор,

Его вниманья ждет весь двор.

На рыцаре простой наряд,

Хотя вокруг огнем горят

Созвездья дорогих камней.

Король Шотландии пред ней!

 

 

27

 

Как снег, что со скалы навис,

Стремглав соскальзывает вниз,

Так Элен, словно слыша гром,

Простерлась перед королем.

Она и в страхе и в тоске.

Кольцо дрожит в ее руке.

Король, молящий встретив взор,

В нем прочитал немой укор.

Окинув гневным взором знать,

Он Элен поспешил поднять,

И в лоб ее поцеловал,

И милостиво ей сказал:

«Да, Элен. Бедный рыцарь твой

Повелевает всей страной.

Откройся мне, не прячь лицо.

Я щедро выкуплю кольцо.

Но ты захочешь, может быть,

За Дугласа меня просить.

Не нужно. Я прощаю клан.

Мы были введены в обман.

Я и лорд Дуглас с этих пор

Забудем злобный наговор.

Невинно прежде пострадав,

Перед законом Дуглас прав.

И впредь Гленкорну и де Во

Не дам я притеснять его.

Лорд Босуэл, как в былые дни,

Вернейшим подданным сродни.

Так что ж, мятежница моя,

Улыбки все не вижу я?

Лорд Дуглас, я прошу помочь.

Не верит счастью ваша дочь».

 

 

28

 

И Элен крепко, как могла,

Отца за шею обняла.

Король, увидев этот пыл,

Всю сладость власти ощутил,

Когда повелевает власть

Добру – воспрять, пороку – пасть.

Недолго любовался он,

Как Дуглас встречей восхищен.

«Нет, Дуглас, от души прощай

И дочь от нас не похищай.

Поистине, врагам назло,

Вас чудо с дочерью свело.

Когда бродил я по стране

В одежде, не присущей мне,

Я звался именем другим

И все ж по праву звался им:

Фиц‑Джеймс – так на норманский лад

О всяком Джеймсе говорят.

Таясь, я лучше видеть мог,

Где поднял голову порок».

Затем – вполголоса: «Итак,

Изменница, я был твой враг!

Нет, никому не открывай,

Как я пришел в озерный край

И как меня послала ты

Туда, на горные хребты,

Где чудом, в битве победив,

Твой государь остался жив».

И – громко: «Этот талисман

Тебе в горах Фиц‑Джеймсом дан.

Окончена Фиц‑Джеймса роль.

Чем наградит тебя король?»

 

 

29

 

Да, видно, знал король давно,

Кем сердце Элен пленено.

Теперь она глядит смелей,

Но страх за Грэма ожил в ней,

А также страх за храбреца,

Что встал за честь ее отца.

И, благородных чувств полна,

Просила милости она,

Хоть Родрика тяжка вина.

Король вздохнул: «Увы, лишь бог

Жизнь Родрика продлить бы мог.

Вот было сердце! Вот рука!

Я знаю мощь его клинка.

Не надо мне богатств моих,

Лишь был бы он среди живых.

Но перед Элен я в долгу.

Чем отплатить я ей могу?»

И Элен к Дугласу идет,

Кольцо, краснея, отдает,

Чтоб короля отец просил

О том, что ей назвать нет сил.

Король сказал: «Суров закон.

Мятежников карает он.

Где Малькольм? Да свершится суд!»

Грэм преклонил колено тут.

Быстрый переход
Мы в Instagram