Loading...
Изменить размер шрифта - +

        Но мне уж очень хотелось узнать, как Черные гасят светы. Да притом Иоланда и Жосс порядком струсили – ну, постоят в обнимку, а больше ничего не посмеют.
        – Что ж, а я пойду, – говорю.
        Они не ответили. Меня взяла досада. Вечно одно и то же. Раз я умею притемняться, они уже воображают, будто я ничем не рискую. А слуховые ящики? Их-то я не могу заткнуть, верно?
        Я тихонько двинулся в сторону шума. Подошел на два или три Взгляда и, даже еще ничего не видя, притемнился. Почем знать, вдруг среди Черных есть парень вроде меня, который видит дальше обыкновенного.
        Притемняться дело пустяковое. Просто-напросто перестаешь думать. Видишь, слышишь, чувствуешь по-прежнему. Все замечаешь. Только думать ни о чем не надо. И сразу становишься невидимкой, потому что твой собственный свет при этом гаснет. И тогда можно подойти к кому угодно очень близко, на расстояние одного Взгляда. Жосс, Иоланда и еще десяток знакомых ребят сто раз пробовали. Не получается. Их светы не гаснут. Может, они умнее меня... хотя что-то не верится!
        В общем, я притемнился и пошел дальше. В былые времена, если верить нашим старцам, все получалось не так, как теперь. Чем ближе человек подходил, тем лучше его было видно... и тем лучше видел он сам. Похоже, в те времена свет был повсюду, даже просто в воздухе!.. Ерунда, конечно, не может этого быть. Где ничего нет, откуда там взяться свету? Сколько мне втолковывали на уроках физики: свет может исходить только из радиоактивных тел, и его проникающая способность ничтожна.
        Но старики чего только не наболтают!..
        Я лег наземь и пополз. И вдруг увидел Черных – сразу двадцать человек. Два десятка Черных, представляете? Я подумал про слуховые ящики, но не шелохнулся, хотя веточка чабреца щекотала мне нос. Окажись тут кролик, я бы тоже не удивился. Но кролики – шутка сказать! – замечают тебя за десять, а то и за двадцать Взглядов, как тихо к ним ни подбирайся. Подумать только, они видят вдесятеро лучше нашего!
        Кстати, это мне напоминает историю про Солнце. Все говорят, что Земля – планета, и она обращается вокруг звезды – Солнца. Так написано в старинных книгах, и есть люди, которым иногда удавалось это Солнце увидеть. Не то чтобы очень яркое. Но все-таки что-то такое, что светится в черном небе. Ну, конечно, не такой свет, к которому мы сейчас торопимся – Иоланда, Жосс и я. А все-таки люди его видят. Ладно, пожалуйста. Но люди еще и удивляются, почему древние упоминали про многие миллионы солнц, которые они тоже называли звездами? Экая чушь. Ясно, старики были просто чумовые, сочиняли невесть что. Ну, а я слушаю да посмеиваюсь.
        Люди как примутся рассуждать... Вот один ученый уверяет, будто это самое Солнце, видное в такие дни, когда совсем нет тумана, в старину было необходимо для жизни. В старину – может быть. А сейчас... чепуха! Мы-то ведь живем. А никакого Солнца нет. Этот ученый тип пробовал накрывать салат черным брезентом. Ну что с того для салата? Ведь салат же не видит светов! А если бы и видел, какая ему разница?
        Так вот, у этого типа листья салата сперва делались совсем белые, а потом увядали. А те, которые оставались не накрытыми, были, как обыкновенно, серые, живые и сочные. Вы скажете, тут можно поспорить: мол, Солнце не активнее, чем человеческий свет – хотя бы свет Уполномоченного, – и никак не может повлиять на рост салата, и вообще...
        Ха-ха! Смех, да и только... Ладно, будем рассказывать дальше.
        Два десятка Черных, все в мундирах, толкали перед собой какого-то типа не моложе папаши. Ну да, это был старик.
Быстрый переход