Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Без него Большие Светы захватили бы власть, а Малые Светы страдали бы", – и тут Черный спросил:
        – Ты по-настоящему в это веришь?
        Я поглядел ему прямо в глаза самыми что ни на есть чистыми детскими глазами.
        – Не понимаю, что это вы такое говорите? – И прибавил подозрительно: – Может, вы сами не верите в Генерал-Уполномоченного?
        – Нет-нет! Что ты!
        Он испугался, как бы я на него не донес. Это кончилось бы для меня плохо, а все-таки остался бы какой-то след и в его досье. Ему вовсе не выгодно было приставать к мальчишке, который назубок знает труды Генерал-Уполномоченного. И он живо переменил разговор:
        – Как тебя зовут?
        – Микаэль.
        Он даже не спросил мой гражданский номер.
        – Слушай, Микаэль, а ты не пробовал поступить в Школу Черных? Для твоих лет ты очень здраво рассуждаешь. Учиться три года. А кончишь – будешь носить мундир...
        – Нет, – говорю, – не пробовал.
        – Что ж так?
        Ох, и опасную игру я вел – и отлично это понимал, люди добрые! Впервые в жизни я разговаривал с глазу на глаз с Черным... вдруг бы я напал на дурака. Среди Черных этого добра сколько угодно!
        – Я не смел, – говорю ему. –Из-за очков.
        – А что у тебя за очки?
        – Сильные. Я вблизи неважно вижу.
        Он снял с меня очки, нацепил себе на нос и поморщился.
        – Ну и ну, – проворчал он. – Вот уж действительно!
        Дурак несчастный! Где ему догадаться, какую комедию я разыграл, чтоб доктор выписал мне эти стекла? Они очень помогают мне не выдать себя. Признаться, что я вижу на два Взгляда, даже на три – куда ни шло. Но сказать правду... ни за что! Они вырвали бы у меня глаза!
        – Ну и ну! – повторил Черный. – С такими очками ты, верно, и того дерева слева не разглядишь.
        Он мне расставляет западню, но я должен взять верх. Хоть тресни, а надо втереться к Черным и заполучить шлем. Не могу я притемняться с утра до ночи, все время, когда не сплю. Невозможно. В конце концов непременно себя выдашь. А тут я впервые говорю с Черным один на один...
        – Дерево? – переспрашиваю самым честным голосом. – В очках, понятно, мне его не разглядеть. А так, без очков, отлично вижу – это вяз.
        – Черт побери! – вырвалось у него. Он отдал мне очки и поглядел так, словно я какой-то чудной зверь.
        – Черт побери! – повторил он. – Да ты Трехвзглядный – и никто этого не знает!
        Ухватил меня за руку повыше кисти, сжал, как клещами.
        – Как же про тебя не доложили Комиссии?
        – А я никому ничего не говорил, – отвечаю.
        – Как так? Тебе ж дали очки!
        Улыбаюсь ему ангельской улыбкой номер один.
        – Так ведь это я вблизи плохо вижу. Доктор примерил мне разные стекла и дал такие, которые лучше всего подошли. А про то, как я вижу вдаль, не спрашивал. Доктора, знаете, тоже дают маху, как все люди.
        Ну, в этом-то Черный не сомневался, он и сам может немало порассказать.
Быстрый переход
Мы в Instagram