Книги Фантастика Сергей Москвин Метро 2033: Пифия

Книга Метро 2033: Пифия читать онлайн

Метро 2033: Пифия
Автор: Сергей Москвин
Серия: Метро 2033
Язык оригинала: русский
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 2017 год
Книги из этой серии: В интересах революции; Метро 2033: Ледяной плен; Метро 2035; Крым-3. Пепел империй; Метро 2035. За ледяными облаками; Непогребенные; Корни небес; Сумрак в конце туннеля; Метро 2033. Отступник; Метро 2033: Смерть октановых богов; Безымянка; МУОС; Метро 2033. Белый барс; Крестовый поход детей; Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови; Метро 2033: Питер; Право на силу; Измеритель; Метро 2033: Ничей; Ниже ада; Право на жизнь; Лешие не умирают; Обратный отсчёт; К свету; Изнанка мира; Мутант; Метро 2033: Код зверя; Метро 2033; Во мрак; Слепящая пустота; Подземный доктор; Последний поход; Метро 2034; За горизонт; Свидетель; Сёстры печали; Джульетта без имени; Муранча; Выход силой; Обитель снов; Дорога стали и надежды; Сказки апокалипсиса; Странник; Метро 2033: Станция-призрак; Метро 2033: Кошки-мышки; К далекому синему морю; Третья сила; Наследие предков. Tod Mit Uns; Царство крыс; Рублевка; Метро 2033. Хозяин Яузы; Метро 2033: Гонка по кругу; Путевые знаки; Мраморный рай; Темная мишень; Обмануть судьбу; Метро 2033. Выборг; Война кротов; Увидеть солнце; Метро 2033: Из глубин; Рожденные ползать; Чужими глазами; Дочь небесного духа; Голод; Крым; Метро 2033: Летящий вдаль; Север; Санитары; Стоящий у двери; Рублевка-2. Остров Блаженных; Метро 2033: Путь проклятых; Север: Осада рая; Британия; Слепцы; Крым-2. Остров головорезов; Метро 2033: Логово; Темные туннели; Рублёвка-3. Книга Мёртвых;
Изменить размер шрифта - +

Сергей Москвин. Метро 2033: Пифия

 

Объяснительная записка Вадима Чекунова

 

Разве может быть детство счастливым? Сплошные беды и несчастья. Всякие страшные коклюши – мне при этом слове чудился черный скрюченный стариковский силуэт, крадущийся вдоль стены. Жуткие ангины, когда горло словно натерли наждачной бумагой, а голову сунули в печь. Коварная свинка, только и ждущая, чтобы раздуть твое лицо до невообразимых размеров… А потом выйдешь на слабых ножках, после болезни, из дома в ноябрьскую утреннюю темень, за руку с мамой, и бредешь в садик… Там все по-прежнему: суетня и толкотня в раздевалке, тошнотворный запах каши, воспиталки вечно орут на всех – которая толстая и с пучком на голове, та больше ревет по-медвежьи, а тощая верещит, точно угодивший в силки заяц. И это еще лишь в том случае, если мы ни в чем не виноваты. Представьте, как они орали, когда мы пробовали разнообразить и скрасить тягучие будни – поджечь украденными из дома спичками ковер в игровой комнате или нарезать красивую бахрому на шторах…

А еще у моего дружка Пыри был набор «индейцев с ковбойцами», ему из Югославии привез кто-то из родни, съездив в командировку. Объемные, в живых и динамичных позах, ярко-разноцветные все, вызывающе ненашенские. А у меня лишь плоские красные витязи и зеленые крестоносцы, из набора «Ледовое побоище». И Пыря, жадина-говядина, никак меняться со мной не хотел. Ну, мы с другим дружком, Дюшей, его отлупили и захваченное богатство справедливо поделили. Радость была недолгой. Дюшу его папаша выпорол ремнем, а меня мои родители на весь день поставили в угол. Там, в углу, я мучительно долго ныл и маялся, ковырял ногтем краску и завидовал давно освободившемуся Дюше. Уж лучше б и меня высекли да отпустили…

Вдобавок ко всему, под кроватью жили Красные Руки, ждали, когда наступит ночь…

Детство – трудное, тяжелое время. И тянется оно, и тянется, и уже кажется, конца края ему не видать…

Да и когда оно, наконец, закончится, легче-то не будет. «Вот вырасту, и тогда!..» Становишься старше и понимаешь, как мало отведено времени, чтобы совершить хоть что-то. Меньше, чем «духу» в армейской столовой на принятие пищи. Хватай и глотай, если вообще успеешь, а уже подают команды «встать!» и «на выход!» И душа твоя, будто выданная на складе форма – новенькая, чистая, пахнет чуждым этому миру невинным запахом. Так будет недолго. Затаскается, полиняет, пропотеет, сменит сотни подворотничков, изорвется в лоскуты, угодит в окопную жижу, завшивеет, измажется гноем, солярой, кровью, дерьмом… Тогда и начинаешь грустить по былой чистоте, да только не вернуть уже ничего.

Потому и дорожим нашим детством, хотя все мы родом из него и знаем, что почем там.

Потому и смотрим на детей наших, сопящих в кроватках, с пониманием и сочувствием. Нам, выросшим в большинстве своем в мирное время, страшно даже подумать о грядущих (а они ведь грядут, да?) катаклизмах и представить, на что будут обречены наши дети, или дети наших детей.

Остается, как всегда – надеяться на лучшее и готовиться к худшему.

Берегите детей.

 

 

Мы со старшей сестрой никогда не видели довоенного мира. Она родилась через год после Войны, а я еще позже. Но иногда вижу его в своих снах. Когда под рукой есть карандаш и бумага, мне удается его нарисовать. Я и рисую во сне. Не знаю, как это происходит, но когда открываю глаза, передо мной лежит готовый рисунок. Сестра говорит, что у меня талант. Ей даже удалось продать несколько моих картин заезжим торговцам. Но есть рисунки, которые я никому не показываю. Они пугают меня, хотя я не понимаю, что там нарисовано. Не понимаю, но догадываюсь.

Это порождение Страшной Войны, бушевавшей на земле двадцать лет назад. Война не только убила множество людей, еще она разрушила силы добра, которые оберегали жизнь на земле! Как только силы добра распались, зло, которое они сдерживали, вырвалось на свободу.

Быстрый переход
Отзывы о книге Метро 2033: Пифия (0)