Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Должно быть, она решила приехать повидаться, попробовала разыграть сцену семейного воссоединения. Я же была совсем соплячкой, и с головой у меня было не в порядке. Может, она сделала ставку на то, что я все забыла, что я не помню, как мне у нее жилось. Решила разыграть роль вновь обретенной мамули, ангела милосердия, что-то в этом роде. В общем, смазать эти колеса, а потом попросить денег в надежде, что я обращусь к тебе и ты ей их дашь.

– Она тебя недооценила. Вот, держи. – Рорк протянул ей бокал вина.

– Запасной план. – Ева взяла вино и принялась возбужденно расхаживать взад-вперед перед потрескивающим огнем камином. – У таких, как она, всегда есть запасной план. Я не пошла ей навстречу? Ничего, она найдет способ обратиться прямо к источнику финансирования. Прямо к тебе. Попробует тебя разжалобить, расскажет, как ей по жизни не везло. А если и таким образом не удастся потрясти денежное дерево, чтоб оно начало ронять монетки, ну, тогда она перейдет к угрозам. Она захочет оторвать сразу большой и жирный кусок. Потом она, конечно, вернется и потребует еще, но чтобы сразу откусить самый сочный… – Тут Ева вгляделась в его лицо. – Я не сообщаю тебе ничего нового?

– Как ты только что заметила, ты сама пришла бы к этому выводу еще на старте, если бы не была так расстроена. – Рорк взял Еву за руку. – Идем, давай присядем у камина.

– Погоди, погоди. – Ева ухватилась за его рукав. – Ты же не ходил к ней сам? Ты с ней не встречался?

– У меня не было и нет ни малейшего намерения с ней встречаться. Если, конечно, она не собирается и дальше тебя терроризировать. А ты знаешь, что после тебя у нее в разные годы было еще одиннадцать приемных детей? Интересно, скольких из них она мучила так же, как тебя?

– Ты ее прокачал? Дурацкий вопрос. Ну конечно, ты ее прокачал. – Ева отвернулась. – Что-то я совсем тупая стала.

– Все уже улажено, Ева. Забудь об этом.

Упорно держась к нему спиной, Ева отпила вина.

– Что значит: «Все уже улажено»?

– Сегодня днем она приходила ко мне на работу. Я недвусмысленно дал ей понять, что будет лучше для всех заинтересованных лиц, если она вернется в Техас и забудет о любых попытках вступить с тобой в контакт.

– Ты говорил с ней? – Ева зажмурилась от бессильного гнева. – Ты знал, кто она такая, и впустил ее в свой кабинет?

– Ну, у меня в кабинете бывали люди и похуже. А что, по-твоему, я должен был делать?

– Я думала, ты предоставишь это мне. Я думала, ты поймешь, что это моя проблема. Я должна была сама с этим справиться.

– Это не твоя проблема, а наша. Вернее, была. Мы должны были справиться с этим вместе. Но теперь все уже улажено.

– Я не хочу, чтобы ты улаживал мои проблемы. Это мое дело. – Ева стремительно повернулась кругом, и, прежде чем Рорк понял, что она собирается делать, бокал полетел как снаряд. Вино выплеснулось, бокал разбился и брызнул во все стороны осколками. – Это было мое личное дело.

– У тебя больше нет личных дел отдельно от меня, запомни это! У меня от тебя давно уже никаких секретов нет.

– Мне не нужно, чтобы меня ограждали. Я этого не потерплю. Не надо со мной нянчиться.

– Понятно. – Его голос зазвучал тише: это был опасный знак. – Значит, мне можно доверить все эти досадные мелкие детали типа: «Нельзя ли этот шарфик как-нибудь завернуть». Но то, что действительно важно, меня не касается, так?

– Это не одно и то же. Да, я понимаю, я плохая жена. – Ее голос стал хриплым, слова с трудом пробивались сквозь сдавленное спазмом горло.

Быстрый переход
Мы в Instagram