Loading...
Изменить размер шрифта - +
  Миллион шаров погибнет зря, а один найдет своего медведя,

утыкает иголками теплую шкуру, и пойдут от иголочек  молодые  побеги.  Они

очень опасны, эти шары, и в сезон созревания надо быть осторожным в  лесу,

а то потом на всю жизнь останутся отметинки.

     - Ну ничего,- сказал Дик,- больше иголок не осталось.  И  в  глаз  не

попало. Это главное, чтобы в глаз не попало.

     - А много ранок? - спросила Марьяна тихо.

     - Не пропадет твоя красота,- сказал Дик.- Теперь домой скорей, пускай

Эгли смажет жиром.

     - Да, конечно.- Марьяна провела ладонью по щеке.

     Дик заметил, ударил по руке:

     - Грибы хватала, цветок  брала.  Психованная  ты  какая-то.  Инфекцию

занесешь.

     Грибы тем временем выбрались из мешка, расползлись  между  корней,  и

некоторые даже успели до половины закопаться в землю.  Дик  помог  Марьяне

собрать их. А фиалку они так и не нашли. Потом Дик отдал Марьяне мешок, он

был легкий, но Дик не хотел занимать рук.  В лесу решают секунды,  и  руки

охотника должны быть свободны.

     - Посмотри,- сказала Марьяна, принимая  мешок.  Ее  прохладная  узкая

кисть  с  обломанными  ногтями  задержалась  на  руке  Дика.-   Я    очень

изуродована?

     - Смешно,- сказал Дик,- у всех на лице точки. И у меня. Я изуродован?

Это татуировка нашего племени.

     - Татуировка?

     - Забыла?  Старый  учил  нас  по  истории,  что  дикие  племена  себя

специально так украшали. Как награда.

     - Так это дикари,- сказала Марьяна,- а мне больно.

     - Мы тоже дикари.

     Дик уже шел вперед.  Не оборачивался. Но Марьяна знала,  что  он  все

слышит.  У него слух охотника. Марьяна перепрыгнула  через  серый  стебель

лианы-хищницы.

     - Потом чесаться будет, спать невозможно.  Главное - не  расчесывать.

Тогда следов не останется. Только все расчесывают.

     - Я не буду,- сказала Марьяна.

     - Во сне забудешь и расчешешь.

     Дождь пошел сильнее, волосы прилипли к голове, и  капли  срывались  с

ресниц, мешали смотреть, но щекам было приятно от холодной  воды.  Марьяна

подумала, что Дика надо подстричь, а то волосы на плечах,  мешают.  Плохо,

что он живет один.  Все живут семьями, а он один. С тех пор как  его  отец

умер, так и живет. Привык уже.

     - Ты что-то чувствуешь? - спросила Марьяна,  увидев,  что  Дик  пошел

быстрее.

     - Да,- сказал он,- звери. Наверное, шакалы. Стая.

     Они побежали, но в лесу трудно  бежать  быстро.  Те,  кто  бегает  не

глядя, попадают на обед лиане или дубу.  Грибы бились в мешке, но  Марьяна

не хотела их выкидывать.  Уже скоро будет вырубка, а потом поселок. Там, у

изгороди, кто-нибудь обязательно дежурит.  Она  увидела,  как  Дик  достал

из-за пояса нож и перехватил удобнее арбалет.  Она тоже вытащила нож из-за

пояса.  Но ее  нож  узкий,  тонкий,  он  хорош,  чтобы  резать  лианы  или

откапывать грибы.

Быстрый переход