Изменить размер шрифта - +

– Я явился сразу, как только получил его вызов.

Капитан чуть надул губы. Он-то знал, что вызов граф получил в десять часов утра, а сейчас было уже почти три пополудни. Граф тратил почти по полдня на то, чтобы нарядиться и привести себя в должный вид, и сейчас сиял после принятой ванны, бритья и сеанса массажа, а пахло от него как от сада с цветущими розами.

«Клоун», – снова подумал капитан. Самому Креспи понадобилось десять лет упорных трудов, безупречной службы и преданности делу, чтобы достичь нынешнего чина и положения, а этому типу достаточно было лишь открыть свой кошелек, пригласить Муссолини в свое поместье у подножия Апеннин поохотиться и попьянствовать, и взамен он тут же получил полковничий чин и батальон под команду. Этот тип никогда не стрелял ни по какой приличной цели крупнее кабана, а всего полгода назад командовал жалким взводом, состоящим из бухгалтеров, садовников и шлюх, ублажающих его в постели.

«Клоун, – вновь с горечью подумал капитан, кланяясь и обворожительно улыбаясь графу. – Прикажи своему фотографу заснять тебя, когда будешь отбиваться от мух в пустыне Данакил или нюхать верблюжье дерьмо возле Колодцев Чалди», – продолжил он свою мысль, отступая назад через широкий дверной проход в относительную прохладу административного здания.

– Прошу вас сюда, полковник, будьте так любезны…

Генерал де Боно опустил бинокль, с помощью которого он с растущим неудовольствием рассматривал и изучал массивы эфиопских гор, и почти с облегчением обернулся, чтобы приветствовать графа.

– Каро! – Генерал улыбнулся, протягивая обе руки и пересекая кабинет, мягко ступая по лишенному ковров, отделанному расписанной вручную плиткой полу. – Мой дорогой граф, как мило, что вы приехали!

Граф замер на пороге, выпрямился и выбросил руку в фашистском приветствии, салютуя приближающемуся к нему генералу, отчего тот в замешательстве остановился.

– На службе моей стране и моему королю я не считаюсь ни с какими жертвами! – Альдо Белли был сам потрясен собственными словами. Ему непременно следует их запомнить. И не раз еще пустить в ход.

– Да-да, конечно, – поспешно согласился с ним де Боно. – Несомненно, мы все разделяем ваши чувства.

– Генерал де Боно, вам всего лишь следует отдать мне приказ.

– Благодарю вас. Но сначала, может быть, стаканчик мадеры и бисквит? – предложил генерал. Нужно немного подсластить эту пилюлю. Генералу было крайне неловко посылать кого-то в район Данакил; здесь, в Асмаре, тоже достаточно жарко, но только одному Богу известно, какое сейчас пекло там, в пустыне. Генерал испытывал сейчас настоящую боль, потому что дал Креспи возможность выбрать для этого задания человека со столь значительным политическим влиянием, как граф Белли. Так что он не будет ускорять события, не станет оскорблять графа слишком поспешным переходом к делу.

– Надеюсь, вы успели познакомиться с новой редакцией «Травиаты», прежде чем покинули Рим?

– Да-да, генерал, и в самом деле успел. Мне очень повезло, что меня включили в список гостей, приглашенных дуче на премьеру. – Граф немного расслабился и улыбнулся.

Генерал вздохнул и разлил по бокалам вино.

– Увы! Цивилизация так далеко от этой страны дикарей и колючек…

Время клонилось к вечеру, когда генерал набрался храбрости и коснулся той болезненной темы, ради которой и вызвал графа, и с извиняющейся улыбкой отдал свой приказ.

– Колодцы Чалди… – повторил граф, и его поведение сразу кардинально изменилось. Он вскочил на ноги, опрокинув бокал с мадерой, и стал с величественным видом расхаживать по кабинету взад и вперед, постукивая каблуками по плиткам пола, втянув живот и задрав вверх свой благородный подбородок.

Быстрый переход
Мы в Instagram