Loading...
Изменить размер шрифта - +
Фамилия у парня, прямо скажем, не слишком благозвучная, поэтому на афишах он печатался как Лео Ско.
   Олег прибыл покорять столицу из какого-то провинциального городка, причем не один, а с мамой. Согласитесь, немного странный поступок для отвязного певца, а Лео Ско был абсолютно невероятной оторвой как внешне, так и внутренне. Мама его - благообразная дама лет пятидесяти, наоборот, выглядела старомодно и как-то очень добропорядочно. Она никогда не посещала шумные тусовки, но всегда сидела за кулисами во время концертов, и артисты привыкли к ее высокой сухопарой фигуре, облаченной в немыслимые юбки "бочонком" и вытянутые акриловые кофты. Но, несмотря на простецкий вид, у Натальи Андреевны Скотининой явно водилась тугая копеечка, потому что Лео снял три клипа, появился на экране телевизора и регулярно звучал по радио. Обожала мама сына страстно и ничего для него не жалела.
   Когда у Насти и Олега разгорелся страстный роман, некоторые актрисочки предупреждали симпатичную журналистку:
   - Слышь, Настена, лучше не связывайся с этим кадром. Прикинь, какая свекровь тебе достанется, да она с вами третьей в койку ляжет.
   Но неожиданно для всех Наталья Андреевна повела себя по-иному. Каждому знакомому она твердила:
   - Настенька - сокровище. Именно о такой невестке я мечтала всегда: красавица, умница, славная пара Олежеку.
   Анна Константиновна замолчала.
   - А дальше что? - поторопила ее я.
   - Ничего, - пожала плечами рассказчица, - Настя бросила работу, осела дома, с Колей она больше не созванивалась, чему я была очень рада.
   - Почему?
   - Видите ли, - спокойно пояснила Колосова, - мы с Николаем поженились, и, честно говоря, мне не слишком нравилось, когда сия особа трезвонила и требовала от него немедленно мчаться к ней. Кстати, извините, я не представилась.
   И она протянула визитную карточку. Я машинально пробежала глазами по тексту. "Доктор физмат наук, профессор академии менеджмента и экономики..." Вот тебе и сельская учительница!
   - Вы догадались, что я намного старше Николая? - сурово поинтересовалась Колосова.
   - Да.
   - Отношения у нас сложились скорей дружеские, - вздохнула она, - с моей стороны материнские, но я искренне любила Николая, а Настю терпеть не могла. Поэтому очень радовалась, когда та, выйдя замуж, исчезла из поля зрения.
   - Так где найти Рагозина?
   - Понятия не имею.
   - Как, - возмутилась я, - вы только что говорили, будто являетесь его женой!
   - Мы развелись.
   - Когда?
   - Два года назад. Поэтому я и сняла квартиру на Мирославской. Николаша съехал туда, но потом исчез.
   - Как?
   - Просто позвонил один раз и сообщил, что уезжает.
   - Куда?
   - Он не стал уточнять. Буркнул в трубку: "Квартира свободна, пользуйся". Ну я и вселила туда свою племянницу, зачем жилплощади пустовать, раз оплачена!
   - И вы не знаете, где он живет?
   - Нет!
   - Господи, - вырвалось из моей груди, - что же делать с письмом!
   - Ничего, - злорадно откликнулась Колосова, - разорвать и выбросить. Раз Звягинцева умерла, ей уже все равно.
   - Ну что вы, - забормотала я, - надо найти Рагозина.
   - Ищите, - хмыкнула Колосова, - только не с моей помощью.
   - А где он работал? - попыталась я подобраться к неприступной крепости с другой стороны.
   - Понятия не имею, - отчеканила Колосова.
   - Вы не знаете место службы мужа?
   - Мы разведены.
   - Хорошо, а где он работал, когда вы состояли в браке?
   - Запамятовала, - откровенно ухмыльнулась собеседница и заявила:
   - Извините, более не могу вести беседу, на работу пора.
Быстрый переход