Изменить размер шрифта - +
  Только  случайно

можно наткнуться  на  катализатор,  который  вызывает  расщепление  атомов

железа и производит десять в одиннадцатой степени эргов энергии на  каждый

грамм топлива. Никто бы не мог до такого додуматься.

   - Ты считаешь, у меня ничего не выйдет?

   -  Долететь  до  Луны?  Вокруг  Луны?  Возможно,  Шансов  пятьдесят  на

пятьдесят. - Холмиер провел рукой по гладким волосам. - Но  Стивен,  пойми

ради Бога, я волнуюсь не за тебя. Хочешь погибнуть, дело твое. Я боюсь  за

Землю.

   - Чушь собачья. Иди проспись.

   - Вот смотри... - Холмиер трясущейся рукой ткнул в бумажки. - Какую  бы

ты ни  разработал  систему  подачи  и  смешивания  топлива,  стопроцентной

эффективности не добиться.

   - Из-за этого и шансов пятьдесят на пятьдесят, - сказал Крэйн. -  Ну  и

что тебе не нравится?

   - Катализатор, который улетучится через сопла ракеты. Ты понимаешь, что

будет, если хоть одна капля упадет на Землю? Она запустит  цепную  реакцию

распада на всей планете! Она захватит все атомы железа -  а  оно  повсюду.

Тебе будет НЕКУДА вернуться.

   - Послушай, - устало произнес  Крэйн.  -  Мы  все  это  уже  много  раз

пережевывали.

   Он подвел Холмиера к основанию рамы, на которой  стояла  ракета.  Внизу

железный каркас корабля заканчивался двухсотфутовым углублением шириной  в

пятьдесят футов, выложенным огнеупорным кирпичом.

   - Вот эта штука - для начального выхода пламени. Если какие-то  частицы

катализатора просочатся сюда, они нейтрализуются  вторичными  реакциями  в

ловушке. Ну, теперь доволен?

   - Но во время полета ты будешь угрожать планете до  тех  пор,  пока  не

преодолеешь предел Роще, - упорствовал Холмиер. - Капля  неактивированного

катализатора в конце концов упадет на Землю, и тогда...

   - Все, объясняю последний раз, - перебил Крэйн. - Есть пламя  выхода  -

оно задержит любые случайные частицы и разрушит их. Теперь выметайся.  Мне

надо работать.

   Крэйн вытолкал Холмиера за дверь, а тот визжал и размахивал руками.

   - Я не позволю тебе сделать это! - твердил он. - Не  допущу,  чтобы  ты

рисковал такими вещами...

 

 

   Какое это упоение - работа! Корабль красив изысканной  красотой  удачно

сделанной вещи:  элегантностью  отполированной  брони,  начищенного  эфеса

рапиры, пары дуэльных пистолетов. Крэйн не думал ни  об  опасности,  ни  о

смерти. Последние штрихи, и он вытер руки.

   Она стояла на опоре, готовая пронзить небеса. Пятьдесят  футов  изящной

стали; головки заклепок блестят, как  драгоценные  камни.  Тридцать  футов

отдано под горючее и катализатор. Большую часть носового  отсека  занимало

сконструированное  Крэйном   кресло-амортизатор.   На   носу   корабля   -

иллюминатор из природного хрусталя,  который  смотрит  в  небо,  как  глаз

циклопа.

   Крэйн подумал о том, что корабль погибнет после путешествия -  вернется

на Землю и разрушится в огне и громе, потому что  пока  еще  не  придумали

мягкой посадки для космических кораблей.

Быстрый переход
Мы в Instagram