Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
А ложку  я  прятал  за
голенище грязного сапога и никогда не мыл.
     Георг смотрит на пепел сигары. Пепел бел как снег.
     --  После  войны прошло  четыре  с  половиной  года,  --  наставительно
отвечает он.  -- Тогда безмерное  несчастье  сделало нас  людьми.  А  теперь
бесстыдная  погоня за собственностью снова превратила  в разбойников.  Чтобы
это замаскировать, нам опять нужен лак хороших  манер. Ergo!  (1)  Нет  ли у
тебя  еще  одной  сигары? Эта фабрика никогда  не  позволит  себе  подкупать
служащих одной сигарой.
     Я вынимаю из ящика стола вторую сигару и отдаю ему.
     -- Ум, опытность и старость все же иногда идут на пользу, -- замечаю я.
     Он  усмехается и  вручает  мне  взамен сигар  пачку сигарет, в  которой
недостает шести штук.
     -- А что произошло еще? -- осведомляется он.
     --  Ничего. Клиентов не было.  Но я  вынужден  настоятельно  просить  о
повышении моего оклада.
     -- Опять? Ведь тебе только вчера повысили!
     -- Не вчера.  Сегодня утром в девять  часов. Какие-то несчастные восемь
тысяч марок! И все-таки в девять утра это было еще кое-что. А потом объявили
новый курс  доллара,  и я теперь уже не могу на  них  купить  даже  галстук,
только бутылку дешевого вина. А мне необходим именно галстук.
     -- Сколько же стоит доллар сейчас?
     -- Сегодня в полдень он стоил тридцать шесть тысяч марок! А утром всего
тридцать тысяч!
     Георг Кроль рассматривает свою сигару.
     -- Уже тридцать  шесть тысяч! Дело идет  быстрее кошачьего романа!  Чем
все это кончится?
     -- Всеобщим банкротством, господин фельдмаршал, -- отвечаю я. -- А пока
надо жить. Ты денег принес?
     -- Только маленький чемоданчик с запасом  на сегодня и завтра. Тысячные
и стотысячные билеты
     (1)  Следовательно  (лат.).  и  даже  несколько  пачек с милыми старыми
сотенными. Около  двух с  половиной кило  бумажных  денег.  Инфляция  растет
такими  темпами,  что  государственный банк  не  успевает печатать  денежные
знаки. Новые банкноты в  сто тысяч выпущены всего две недели назад, а теперь
скоро выпустят бумажки в миллион. Когда мы будем считать на миллиарды?
     -- Если так пойдет дальше, то всего через несколько месяцев.
     -- Боже мой! --  вздыхает  Георг. -- Где  прекрасные спокойные дни 1922
года? Доллар поднялся в  тот год с  двухсот пятидесяти марок всего до десяти
тысяч. Уже не говоря о 1921-м  -- тогда это были какие-то несчастные  триста
процентов.
     Я выглядываю на улицу. Лиза стоит у окна, теперь она в шелковом халате,
на  котором  изображены   попугаи.  Зеркало  она  повесила  на  шпингалет  и
приглаживает щеткой свою гриву.
     -- Взгляни на  это создание, -- с горечью  восклицаю я. -- Оно не сеет,
не жнет, но Отец Небесный все же питает его. Вчера у нее этого халата еще не
было. Шелк! Несколько метров! А я не могу наскрести какие-то жалкие гроши на
один несчастный галстук.
Быстрый переход
Мы в Instagram