Loading...
Изменить размер шрифта - +

     Многократно произнесенные слова нежных прощаний с женщинами из дворца, стремительное венчание, в котором Ник, конечно же, не мог согласиться с пассивной ролью заурядного жениха, а наоборот, всем командовал и увлек всех своей неудержимой энергией, - все это утомило ее. Острая тоска по дому (она всего час назад увидела ту же тоску в мокрых от слез глазах миссис Эстес) овладела ею, и ее попытка погрузиться в мир людского горя казалась ей сегодня ночным кошмаром, и все же... - Ник, - сказала она нежно.
     - Слушаю тебя, маленькая моя.
     - Нет, ничего; я просто думаю. Ник, а вы позаботились о махарадже Кунваре?
     - Либо я ничего не понимаю в жизни, либо с ним все в порядке. Пусть вас это не беспокоит. После того как я кое-что объяснил старику Нолану, он довольно благосклонно отнесся к моим соображениям и обещал, что до поступления в Майо Колледж мальчик поживет у него. Понятно? - Мне так жаль его мать! Если бы я только могла... - Нет, вы не могли бы. Эй, смотрите скорее! Вот он, прощальный взгляд на Ратор.
     Цепочка разноцветных огней, освещавших висячие сады дворца, скрытая до поры за бархатно-черным выступом скалы, вдруг выплыла из темноты. Тарвин вскочил на ноги в телеге и по восточному обычаю отвесил низкий прощальный поклон.
     Огни исчезли один за другим, как в коробке из-под винограда исчезли сиявшие нестерпимым блеском камни ожерелья. И, наконец, осталось только одно окно. Оно светилось на самом высоком бастионе, точно далекая звезда, подобно черному алмазу Наулаки, мерцающая мрачным красноватым блеском. Но и этот огонек тоже угас, и мягкая ночная мгла, поднимавшаяся откуда-то из-под земли, укутывала мужчину и женщину, сидевших в телеге. - В конце концов, - сказал Тарвин, обращаясь к зажигающимся на темных небесах звездам, - есть на свете вещи и поважнее Наулаки.

Быстрый переход