Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Я вздрогнул и посмотрел в зеленые Тамарины глаза.

– Зрачки расширены, – отметил я. – Пульс? – Я схватил ее за правое запястье. – Пульс явно учащенный... – Я почесал подвергшуюся грубому физическому насилию ягодицу. – К тому же – очевидно неадекватное агрессивное поведение. Вывод – дама пребывает в состоянии наркотического опьянения, хотя я не очень понимаю, как такое может быть – опьянение это одно, а наркотики совсем другое... В любом случае, – я ткнул себя в грудь, попав указательным пальцем точно в табличку «Начальник службы безопасности», – прошу на выход!

Я осторожно обхватил Тамару за талию, сделав вид, будто намереваюсь вытащить ее из‑за кадки с пальмой в сторону выхода из бара. Шутку не поняли – Тамара резко высвободилась и треснула меня по руке:

– Брось свои дурацкие шутки! Я с тобой серьезно разговариваю!

– Нет, ты явно пере возбудилась... Холодного пива?

– Тебе за шиворот, – сказала с чувством Тамара. Она, кажется, и впрямь злилась. Я уже собрался выслушать ее, но эта женщина, как всегда, опередила меня.

– Ай! – вскрикнул я, когда Тамара ухватила меня за уши и таким неласковым способом приблизила мое лицо к своему.

– Это очень важно для меня, – монотонным гипнотизирующим голосом произнесла Тамара.

Я зевнул и покосился в сторону декольте ее вечернего платья. Это было действительно важно.

– Это очень важный клиент, – сказала Тамара. Я равнодушно промолчал. – Я получу шесть процентов с этой сделки, – наконец выдала она причину своего сумасшествия. – Это хорошие деньги, понимаешь?

– Ах, это ты по поводу денег завелась! – обиженно сказал я и снова почесал ягодицу. – А я‑то думал...

– Что ты там ни думал, сейчас же шагай к нему за столик и делай приятное выражение лица...

– Придется сначала заскочить к специалисту по пластическим операциям...

– ...а когда клиент сделает тебе предложение, ты скажешь ему «да!», – добивала меня Тамара. – Понял? «Да!», – тут она переволновалась и слишком сильно потянула меня за уши. Я тихо зарычал и одарил Тамару таким взглядом, что она поспешила убрать свои пальцы и даже извинилась.

– Хорош я буду за столиком твоего клиента – с красными ушами, – проворчал я. – Ты все‑таки сдерживайся... С твоими ногтями...

– Я извинилась, – напомнила Тамара. – А ты усвоил свою задачу? Сейчас мы договариваемся, завтра проворачиваем сделку, послезавтра оформляем бумаги, а в пятницу я буду весь день свободна. И буду в твоем полном распоряжении, – добила она меня окончательно.

– В полном распоряжении? – недоверчиво спросил я. За те три месяца, что Тамара трудилась в риелторской конторе, мы почти не виделись. У меня сложилось впечатление, что Тамару там гоняют по полной программе, хотя – опять‑таки мое личное мнение – эта контора должна была уписаться от счастья, что к ним устроилась работать такая женщина. Могли бы просто повесить портрет Тамары (в полный рост) у входа в контору, и народ бы повалил валом.

Но, похоже, у риелторов были совсем другие взгляды на Тамару. Менее романтические.

– Это точно – насчет пятницы? – требовал я гарантий.

– Да, – мягко сказала Тамара.

– Весь день?

– Да.

– И всю ночь? И я смогу делать все, что захочу?

– Да.

– И я смогу рисовать акварельными красками у тебя на животике?

– Идиот!!! – скрипнула белоснежными зубами Тамара и мощным движением бедра выпихнула меня из‑за пальмы.

Быстрый переход
Мы в Instagram