Loading...
Изменить размер шрифта - +

– И я смогу рисовать акварельными красками у тебя на животике?

– Идиот!!! – скрипнула белоснежными зубами Тамара и мощным движением бедра выпихнула меня из‑за пальмы. – Вон там, слева... – координировала она громким шепотом мои дальнейшие шаги. Я отмахнулся. Как‑никак я работал в этом баре уже больше года, поэтому новые лица засекал сразу. Новое лицо тянуло лет на тридцать, у него были светлые волосы и очки в тонкой золоченой оправе. Лицо вообще было неплохо упаковано, да иначе и быть не могло, если Тамара так с ним носилась.

Но я‑то не принадлежал к славному племени риелторов, поэтому не кинулся на шею блондину в очках. Я неторопливо прошелся по залу, поглядывая по сторонам и оправдывая этим значительным взглядом свою табличку. Я начинал здесь простым вышибалой, но, как ни странно, сделал карьеру – теперь у меня было двое подчиненных, а я, стало быть, назывался начальником службы безопасности. Большая ответственность. Я ответственно блуждал по бару и шпынял своих подчиненных, чтобы они делали свое дело. В данный момент похожий комплекцией на борца сумо Фарид сидел у входа и неодобрительно посматривал на всех входящих и выходящих. Фарид бы предпочел, чтобы вся эта публика сидела по домам и смотрела телевизор – тогда бы он сам смог бы спокойно поспать. Мой второй подчиненный, Антон, клеил возле стойки бара какую‑то тощую девицу с черными распущенными волосами. Антон считал себя красавцем, но других в этом приходилось долго убеждать.

Я походя цыкнул на Антона, понуждая его к работе, потом развернулся и взял курс на блондина в очках. Я уже знал, как его зовут.

– Алексей, – блондин улыбнулся и протянул мне руку. Ладонь была небольшая, но крепкая. – А вы – Александр...

– Угадали, – без энтузиазма сказал я и сел напротив Мухина.

– Я не угадал, мне девушка сказала, – простодушно пояснил тот и снова улыбнулся. – Красивая, кстати, девушка. Я сначала думал ею, так сказать, заняться, но теперь вижу...

– ...что заниматься ею не нужно, – закончил я фразу.

– Именно это я и хотел сказать. – Мухин все улыбался, и меня это уже стало раздражать. Что значит эта его улыбка? Не может же он улыбаться из вежливости! Такое только в кино показывают, в фильмах про дореволюционную жизнь.

– О чем мужской разговор? – это из‑за пальмы выпорхнула Тамара. Увидела, что ее клиент беспрестанно щерится, и решила, что дело на мази. Фальстарт.

– А так... – неопределенно брякнул я.

– О футболе, – уточнил Мухин.

– Значит, нашли общий язык, – удовлетворенно отметила Тамара. – Но о деле еще не...

Она двинула меня ногой под столом. Я ответил вполсилы, и у Тамары глаза вылезли на лоб от такого хамства.

– О деле мы пока не говорили, – сказал вежливый Мухин. – Я думал, что о деле мы переговорим попозже, а пока... – он кивнул в сторону коньяка и фруктов.

– Саша не может с нами долго сидеть, – отомстила мне за драку под столом Тамара. – Он же на работе...

– Ах да, – спохватился Мухин. – Начальник службы безопасности. Это солидно.

– Почему я и предложила обратиться к нему, – сказала Тамара с интонацией зубрилы‑отличницы, которая все знает лучше остальных.

– Тома дает мне очень хорошие советы, – галантно заметил Мухин, обращаясь вроде как ко мне, но поглядывая на Тамарину грудь. Я считал, что обладаю эксклюзивными правами на эту грудь, и поэтому стал слегка нервничать. Чтобы отвлечь Мухина, я громко спросил, симулируя живой интерес:

– Ну так что у вас там за дело?

Мухин поспешно перевел взгляд на меня, изображая высшую степень расслабленности и спокойствия.

Быстрый переход