Изменить размер шрифта - +

– А здешняя земля? Чья она теперь, Мигуэль?

Цвикк хитро усмехнулся. Почесал за ухом, потом извлёк белый батистовый платок и принялся вытирать потное розовое лицо и шею.

– Не угадаешь… Наша, Стив. Собственность «Смит–Цвикк лимитед». Да‑а…

– Зачем? Нам она – как морскому ежу зонтик.

– Видишь ли, – Цвикк поморщился, – сейчас её трудно продать… Цезарь подарил её нам. Тебе и мне.

– У него так много денег?

– Лишних у него нет. Но если у нас с этой землёй что‑то получится, потом примем его в компаньоны.

– А что может получиться после того, как Тибб взорвёт зону?

– На большой площади обнажатся горные породы. Начнём поиск и добычу драгоценных камней, золота, редких металлов.

Стив с сомнением покачивал головой:

– Взвалить такую обузу на плечи! Этот подарочек может стать началом конца и нашей фирмы, Мигуэль.

– Не торопись судить… Земля – твёрдый капитал. Кроме того, – Цвикк подмигнул, – у нас с тобой теперь появился неплохой шанс пересидеть тут любую ядерную войну. Да‑а…

– Поговорил бы с Шарком.

– А что?

– У него другая точка зрения на ядерную войну… И вообще, если даже сама Земля уцелеет, пыли будет выброшено в атмосферу столько, что на столетия исчезнет солнце. Наступят вечная ночь и вечная зима…

– Замерзать всё‑таки приятнее, чем гореть, – убеждённо заметил Цвикк. – Между прочим, наша фирма приобрела и отель в Манаусе.

– А это зачем?

– Манаус привлекает все больше туристов – это первое. Второе – нашей здешней «гасиенде» нужен опорный пункт. Им и станет отель в Манаусе.

– Ну и голова – одни извилины. Не выдвинуть ли тебя в президенты?

– В американские? Не подойду… Во‑первых, я реалист, во‑вторых – пацифист…

Вечером прилетел из зоны Тибб Линстер. После ужина они собрались втроём в комнате Стива, и Цвикк ещё раз пересказал новости.

Тибб ограничился лаконичным замечанием, что теперь можно не торопиться с уничтожением зоны.

Стив поинтересовался, что слышно о Пэнки.

– Жив… – Цвикк осторожно сплюнул в пепельницу. – Но его возят в кресле. Паралич обеих ног.

– Чем же он занимается?

– Вы не поверите. – Цвикк усмехнулся. – Консультирует японских бизнесменов. Я читал недавно в газете «Американский банкир», что известный экономист мистер Алоиз Пэнки приглашён в качестве члена консультативного совета в один из токийских банков, кроме того, будет консультировать банки в Осаке и Нагасаки.

– Японцы не знают, что делать с деньгами, – скривился Стив.

– А что вы думаете, – Цвикк старательно раскуривал трубку, – у них сейчас денег больше, чем у кого‑либо. В сейфах пятидесяти крупнейших банков наших финансовых воротил сосредоточены ценности примерно на две тысячи пятьсот миллиардов долларов. Так вот, четвёртой частью этой суммы распоряжаются четырнадцать японских банков.

– А мы? – спросил Стив. – То есть, я хотел сказать, американцы.

Цвикк глубоко затянулся, и его окутали клубы душистого голубоватого дыма.

– В иерархии банков Америка сейчас на пятом месте, после Японии, ФРГ, Франции и даже Англии. Если в долларах, в банках Японии – около шестисот тридцати миллиардов, в банках Соединённых Штатов – менее половины этой суммы.

– Странное соотношение. Почему?

– Очень просто. Японцы модернизировали промышленность, гораздо лучше работают.

Быстрый переход