Книги Ужасы С. П. Сомтоу Валентайн страница 44

Изменить размер шрифта - +
Подобное здание производило бы неизгладимое впечатление, если бы возвышалось в гордом одиночестве посреди пустыни Мохаве или в укромном уголке на кладбище Форест‑Лоун; но здесь, в компании архитектурных шедевров типа китайского ресторана «Фан‑Лум» и на фоне искусственных пожаров на туристическом аттракционе для поклонников «Полиции Майами»[34], которые вспыхивают каждые два‑три часа, данное сооружение являло собой просто очередной храм – один из многих – художественного убожества Лос‑Анджелеса.

Хотя, может быть, это я просто злобствую от обиды, подумал Брайен, въезжая на десятиэтажную стоянку, потому что с тех пор, как я сюда переехал, я не могу продать даже сценарий для комиксов, не говоря уже про роман.

Очередь из фанатов вытянулась чуть ли не по всему бульвару. Брайен прошел к огороженному веревкой входу с надписью: ТОЛЬКО ДЛЯ ПРЕССЫ. – Я из «Times», – сообщил он охраннику, помахав у него перед носом визиткой, принадлежавшей вообще‑то его старому другу Эдду Крамеру, который давно уже завершил свое пребывание на посту тамошнего редактора. Охранник выдал ему бэджик и пропустил внутрь. Брайен давно уже понял, что в этом городе, если ты хочешь куда‑то проникнуть, надо вести себя так, как будто тебя туда приглашали. Просто ломишься с деловым видом – и тебя принимают за настоящего. Здесь повсюду – иллюзии. Брайен прошел во внутреннее фойе, где был устроен буфет для «своих». Много спиртного и маленьких бутербродиков. Угощение разносили официантки, одетые в стиле «новой волны» начала восьмидесятых. Не прошло и десяти лет, как эти научно‑фантастические наряды со множеством молний приобрели статус «классических». Брайен почти забыл о существовании парашютных штанов, но некоторые из будущих топ‑моделей рассекали как раз в таких.

Само фойе представляло собой монумент дурного вкуса высокой моды. Если бы Леннон все это увидел, он бы точно перевернулся в гробу. Красные ковры, претенциозные люстры, какие обычно бывают в оперных театрах, скульптуры «Битлов» в стиле нео‑Джакометти[35], обои в традициях оп‑арта[36] и капельдинеры в кричащей униформе "квази Сержант Пеппер" [37]. Среди собравшихся были знакомые знаменитости – кто‑то из «Rolling Stone», эта дикторша с CNN, как там ее зовут, – Брайен встречался с ними на вечеринках, но он был слишком мелкой сошкой, чтобы такие звезды его запомнили. Придется ему подыскать компанию среди представителей СМИ пожелтее... вот, например, Петра Шилох из «Мира развлечений».

Он помахал ей рукой. Но она его не заметила. Она смотрела в другую сторону. Но вместо Петры ему откликнулась официантка – подала бутербродик.

– Петра! – Они достаточно долго не виделись – ни разу с тех пор, как ее сын покончил самоубийством, – но уж Петра не будет перед ним чваниться. Она знала, что Брайен – писатель из категории «голодающих на чердаке». Она это узнала почти год назад, в тот вечер, когда заявила ему, что она не из тех женщин, которые «на одну ночь», и гордо ушла из его жизни.

Петра заметила Брайена и подошла.

– Вот уж не думала, что мы еще когда‑нибудь увидимся, – тихо сказала она. – И особенно в таком месте. – «Господи, у нее такой вид... какой бывает только у человека, вконец убитого горем. Она недавно плакала и даже не озаботилась тем, чтобы подправить макияж. У глаз и у рта залегли морщинки, которых не было год назад». – А ты на кого тут работаешь? – спросила она.

– Ни на кого, – сказал он. – Но мне надо было прийти.

Быстрый переход