Изменить размер шрифта - +
Р. Харденджер» и – телефон Уайтхолла. Число знавших привычку старшего инспектора Харденджера пользоваться визитной карточкой было невелико. Голос и визитка – значит, все в порядке. Я повернул ключ и открыл дверь. Передо мной вырос действительно старший инспектор Харденджер, большой, грузный, краснолицый, с бульдожьими щеками, одетый в выцветший серый реглан, черную шляпу, которую носил он все годы нашей совместной работы. Сзади инспектора маячил маленький человечек в хаки.

– Все в порядке, Кэвел. – В его удивительно голубых больших глазах мелькнула улыбка. – Уберите пистолет! Вы в полной безопасности, раз здесь полиция.

– Извините, Харденджер, – покачал я головой, – но я у вас больше не служу. У меня есть разрешение на ношение оружия, а вы в моей конторе незаконно, без приглашения, – я кивнул в угол. – Сначала обыщите этого типа, а уж потом я спрячу пистолет, не раньше.

Генри Мартин полуобернулся, держа руки над головой, и улыбнулся Харденджеру, ответившему тоже улыбкой.

– Должен тебя обыскать, Джон?

– Не стоит, сэр, – живо отозвался Мартин, – знаете ведь, что я боюсь щекотки.

Я в недоумении уставился на них, переводя взгляд с Мартина на Харденджера, затем опустил пистолет и устало спросил:

– Что все это значит?

– Выражаем искреннее сожаление, Кэвел, – грубовато произнес Харденджер, – но это было необходимо. Сейчас объясню. Настоящее имя этого человека Мартин, Джон Мартин из спецотдела. Инспектор. Недавно вернулся из Торонто. Можете посмотреть его документы или поверьте мне на слово.

Я молча направился к столу, спрятал пистолет, вынул фляжку, деньги, клочок бумаги с адресом.

– Заберите свой реквизит, Мартин, и убирайтесь отсюда, – с суровым выражением, но спокойно сказал я. – Вы тоже, Харденджер. Знать не хочу, для чего придумана эта глупая игра, бутафория меня не интересует, мне на нее плевать. Вон! Не люблю веселящихся парней, ставящих меня в дурацкое положение. И не собираюсь играть в кошки‑мышки, даже если здесь замешан спецотдел.

– Ну‑ну, Кэвел, успокойтесь, – начал Харденджер, – ведь я объяснил, что это вызвано необходимостью и...

– Позвольте мне объяснить, – перебил инспектора человечек в хаки, вынырнув из‑за Харденджера. Теперь я мог его получше разглядеть: армейский офицер, даже не капитан, чистенький, аккуратный, представительный. Из тех типов, к которым я отношусь особенно неприязненно. – Меня зовут Кливден, генерал‑майор Кливден. Я должен...

– Меня выгнали из армии за то, что я замахнулся на генерал‑майора, перебил его я. – Стоит ли мне напоминать это, особенно когда я штатский?

Вы тоже – вон! Сейчас же.

– Предупреждал, каков субъект! – пробормотал Харденджер, ни к кому не обращаясь, пожал плечами, запустил руку в карман своего реглана и вытащил наручные часы. – Мы уйдем. Но сперва... думаю, вам они понравятся. Это вам подарок. Их сдали ремонтировать в Лондоне, а вчера получили в конторе Шефа.

– Значит, разбогатели? – грубо сказал я.

– Речь идет о Нейле Кландоне, о вашем преемнике на посту руководителя охраны в Мортоне. Кажется, он был одним из ваших лучших друзей... Я не шевельнулся, часы из протянутой руки не взял.

– Был?.. Кландон был?..

– Кландон мертв. Убит, если хотите. Кто‑то проник в секретные лаборатории Мортона прошлой ночью или рано утром сегодня.

Я оглядел всех троих, повернулся к окну, всматриваясь в серый сплошной туман, тянущийся вдоль Глочестера. И спустя немного пробормотал:

– Лучше бы вам отсюда появиться... Нейл Кландон был найден дежурным патрулем вскоре после двух часов пополуночи в коридоре блока "Е" рядом со стальной дверью лаборатории № 1.

Быстрый переход
Мы в Instagram