Книги Фэнтези Андре Олдмен Щит Агибалла

Книга Щит Агибалла читать онлайн

Щит Агибалла
Автор: Андре Олдмен
Язык оригинала: русский
Возрастное ограничение: 16+
Дата написания: 1996 год
Книги из этой серии: Правосудие Йезма; Шесть дверей страха; Диадема богини; Заговор теней; Дочь песочного владыки; Обида предков; Остров жертвоприношений; Твердыня полуночи; Поход обречённых; Пленники бездны; Подземелье Редборна; Тайна замка Амрок; Врата Вечности; День мёртвых; Обсидиановый нож; Шадизарский дервиш; Крысиный король; Духи гор; Жемчужина пустыни; Конан и Властелин Огня; Перстень мага; Конан. Великий лес; Западня; Долгий путь; Чаша бессмертия; Иероглиф желаний; Ночная Тигрица; Странники морей; Конан и Зерцало колдуна; Лик зверя; Мёртвое сокровище; Последний игрок судьбы; Аквилонский странник; Тигр у врат Шадизара; Смерть в саду золотых масок; Красный ящер; Награда наёмника; Алтарь победы; Повесть вендийских гор; Тайна песков; Древо Миров; Забытые богини; Ледяной страж; Вендийское проклятье; Сфера Жизни; Пантера с изумрудными глазами; Король воров; Конан и Сердце Аримана; Сапфировый остров; Замок крови; Дочь кузнеца; Слепой жрец; Золотой павлин Сабатеи; Кошачий глаз; Тёмный охотник; Ужас Кхарии; Город Плененных Душ; Пророк Тьмы; Конан и Небесная Секира; Город кошек; Голодный золотой божок; Оборотень; Чудовище Боссонских топей; Магический кситар; Укротитель монстров; Хранительница жизни; Призраки прошлого; Жрец Тарима; Конан и грот Дайомы; Долина дикарей; Ледяное безмолвие; Предсказание; Неудачник из Аграпура; Кольцо власти; Заклинание Аркамона; Тени Ахерона; Пёс бездны; Святилище пиктов; Дар Митры; Круг Времён; Призрак и статуя; Дикая охота; Пузыри земли; Империя крови; Змея и мумия; Чёрное Солнце; Седьмая невеста; Чёрное пламя; Конан и ристалища Хаббы; Боги Чаш; Кхитайская печатка; Дань с жемчужных островов; Глаз Кали; Вендийское ожерелье; Стигийские маги; Нисхождение Тьмы; Три времени Сета; Ледовая сага; Наложницы Бро Иутина; Демон пучины; Смерть на чёрных крыльях; Мир на ладонях; Дочь друидов; Сапфировый перстень; Апсара и её игрушки; Похищение Адвенты; Охотник; Синие Маки; Ночные клинки; Беспокойные мертвецы; Непобедимый; Воин из пророчества; Голос крови; Королевская кровь; Битва бессмертных; Цена любви; Три Петуха и Милость Митры; Мудрец Арруб; Отдай мне свою молодость; Спящее зло; Вендийская демоница; Королевская охота; Крыланы из Шадизара; Владычица Небес; Бог долины; Корабль За Облаками; Ум на три дня; Потерянный город; Багровое око; Жертвоприношения не будет; Гробница Скелоса; Остров забвения; Вестники Митры; Змеиный эликсир; Конан и Песня Снегов; Змеиный камень; Дворец наслаждений; Дважды рожденные; Красавица в зеркалах; Ночная охота; Трон Ведьмы; Чужая клятва; Оковы безмолвия; Золото гномов; Роковое ухо; Демоны степей; Замок зла; Пленники песчаных вихрей; Убийцы чудовищ; Клятва варвара;
Изменить размер шрифта - +

Андре Олдмен. Щит Агибалла

 

Нергал меня дернул назначить встречу в корчме старого Шрухта!

Зря предчувствиям не внял, выходит, а ведь было над чем призадуматься.

Тоска какая-то полезла в душу, как только сверну на Тропу Мертвецов. Тревога, видения нехорошие — гадость, словом. Иду и думаю: что за дрянь? Не оттого же мне муторно, что сумерки темно-синие из-под еловых лап уже лезут, и дорога, днем белая, песчаная, десятки раз хоженая, расплывается, словно сновидение под утренним ветерком. Что мне до тех сумерек? Не темноты здесь надо бояться и, уж конечно, не мертвецов, а если знаешь, что тебе грозит, это уже полдела. Это уже почти что ты и в безопасности.

Иду и таким вот манером себя успокаиваю. Легкая синеющая пыль вздымается под ногами и приятственно их холодит: иду я босиком, сандалии за плечами. Чего зря обувь топтать? И потом — верю я, что земля силу дает, а сила эта сквозь кожаные подошвы не очень-то проникает.

Лес в Гиблом Распадке густой: ели мхами поросли, подлесок колючий далее пяти шагов с дороги не пустит. Каркает кто-то в подлеске, ухает. Мелкие твари, нестрашные.

А страшно мне становится по-настоящему, когда поворачиваю за песчаный откос, что нависает над тропой по левую руку, тот самый, возле которого, как сказывают, настигли некогда убийцы старого князя Увлехта и кишки ему выпустили. За этим поворотом и начинается, собственно, Тропа Мертвецов, хотя вся дорожка к корчме Шрухта так называется.

Тут, за поворотом, сероволосые и ставят свои столбы. Столбы эти витые, резные, с мордами рыбьими и птичьими, локтей десяти- пятнадцати высотой, а наверху ящики с покойниками. Ящики тоже украшены страшной резьбой и снабжены крышками наподобие маленьких домиков. Оттого и зовутся — домовины. В сих скорбных хоромах — прах, кости, плоть зловонная. Сквозь стенки запах иногда доносится такой, что голова кругом идет. Тем более, мрут сероволосые последнее время немало, и все новые покойнички определяются на постоянное проживание вдоль Тропы Мертвецов. Сколько добра в тех домовинах — богам только ведомо. Здешние считают, что умершие должны все необходимое с собой иметь: утварь, оружие, даже драгоценности. Кладут, лихих людей не опасаются. А чего опасаться, когда любой малец знает, что мертвецы шутить не любят и добро свое запросто так нипочем не отдадут!

Мальцы, может, так и думают, но взрослые-то давно смекнули, что бережет кувшины, плошки, мечи и браслеты в домовинах. Днями по белой дороге разъезжает отряд стражников-ополченцев, а ночами… Ночами любой тать, если, конечно, ума он совсем не лишился, скорее даст отсечь себе руку или что еще поценнее, а только к столбам не сунется. И в сумерки не сунется, когда до появления роя не более одной свечи осталось!

И вот, поворачиваю я за откос, и вижу, что возле первого столба сидит некий человек и уплетает за обе щеки пресную лепешку, из тех, которые здешние складывают к подножию в дни поминовения.

Само по себе это уже удивительно. Не знаю я ни одного человека, кто польстился бы на подобное угощение. Сам видел старого нищего, у которого еда мертвецов из ушей вылезла. А этот парень, синеглазый и темнокожий, здоровый, как буйвол и спокойный, как Толстая Башня в стольной Кельбаце, трескает за милую душу, рассевшись у основания погребального столба, словно в немедийском трактире. Рожа у парня наглая, подбородок тяжелый, одет он в какие-то обноски, а между колен зажат короткий меч в потертых ножнах.

Ладно, мы всяких видели. И таких, между прочим, что в Гиблый Распадок гоголем влетали, да курицей ощипанной улепетывали. Если, конечно, боги давали ноги унести. Немало костей белеет в окрестных чащах, и никто не думает погребать их в домовинах.

Так я думаю и пылю спокойненько мимо. Парень на меня синие зенки таращит и молча челюстями двигает.

Миновал я уже почти глупца здорового, и тут вдруг язык зачесался. Столько раз говорил себе: кто рот раскрывает, тот часто глаза навек закрывает! И не только говори, видел тому подтверждение.

Быстрый переход
Отзывы о книге Щит Агибалла (0)